Как фабрикуются уголовные дела в республике Мордовия (на личном примере).

0
930

Рассказывает специалист Фонда «В защиту прав заключенных» Шиндясов Алексей.

Предисловие.

1 декабря 2013 года, как уже ранее описывалось, меня и моего товарища задержали сотрудники ППС и доставили в отдел полиции №3 по обслуживанию Ленинского района. В отделе полиции, помощник оперативного дежурного (фамилия не указывается), избил меня, после чего у меня остались синяки, ссадины, перелом костей и перегородки носа и т.д. С целью сокрыть данное преступление, один из сотрудников ППС, написал на меня письменное заявление о преступлении, указав, что при задержании, якобы мной, было применено в отношении него физическое насилие (один удар в глаз). Естественно в отношении меня возбудили уголовное дело и осудили, приговорив к 1 году 3 месяцам лишения свободы.

29 июля 2016 года я освободился из мест лишения свободы, и теперь совместно с отделением дознания мы ищем преступника, который мне сломал нос.

Боюсь, что поиски останутся безуспешными потому что…

Суть дела.

Когда следователь допрашивал меня в качестве подозреваемого, я сообщил ему, что меня избили в отделе полиции №3 и отразил это в протоколе допроса. Вначале следователь проигнорировал мое сообщение и не изъял с отдела полиции №3 видеозаписи, которые подтверждают мои слова. Лишь спустя 10 дней он подал рапорт об обнаружении признаков преступления, но было уже поздно, так как видеозаписи, удалили.

По моему сообщению была произведена проверка, по результатам которой неоднократно выносили постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудника полиции. Эти постановления мной были обжалованы, в связи с чем, судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РМ, отменяла принятое следователем решение, однако при последнем обжаловании, постановление следователя, узаконили.

Мне отказывали в возбуждении уголовного дела лишь потому, что сотрудники полиции, давали показания, что якобы телесные повреждения мной были получены до доставления меня в отдел полиции при следующих обстоятельствах.

На крыльце всем известного развлекательного комплекса «Белый Медведь» произошла драка. По мнению полицейских в этой драке участвовал и я, в связи, с чем неизвестным лицом были нанесены мне телесные повреждения.

Поскольку материал проверки не дал положительного результата, его передали в отделение дознания для возбуждения уголовного дела на неустановленное лицо, которое якобы нанесло мне телесные повреждения около развлекательного комплекса «Белый Медведь».

Где преступник?

Это уголовное дело, возбудили еще в 2014 году, и вот на протяжении двух лет, сотрудники отделения дознания не могут установить, кто же нанес мне телесные повреждения. В настоящее время, оно приостановлено, в связи с невозможностью установить преступника.

Однако все не так просто и здесь есть одно «но». 1 декабря 2013 года, действительно произошла драка около развлекательного комплекса «Белый Медведь», что в принципе я не отрицаю, даже более, она произошла на крыльце этого комплекса.

Как известно, развлекательный комплекс «Белый Медведь», внутри и снаружи оборудован системой видеонаблюдения. Видеозаписи в свою очередь были изъяты и приобщены к материалам уголовного дела, по которому меня осудили.

На судебном заседании видеозаписи нами были тщательно исследованы, и самое интересное заключается в том, что на видеозаписях видно, что я в драке участия не принимал, и никто, никаких ударов мне не наносил.

Эти видеозаписи судом были признаны достоверными доказательствами, что по сути доказывает отсутствие преступления около развлекательного комплекса «Белый Медведь». Тогда вновь возникает вопрос, где же мне сломали нос?

Насколько я понимаю, сотрудники отделения дознания особо не беспокоятся о том, будет ли установлено это лицо или нет. Это же не их проблемы. Не им носы поломали. Единственный интерес вызывает, почему дознаватель не может прекратить уголовное дело на неустановленное лицо на основании отсутствия события преступления?

Как фабрикуются уголовные дела или отсутствие права на средства эффективной правовой защиты в республике Мордовия.

Дело вот в чем. Изначально у следствия возник вопрос: кого привлекать к уголовной ответственности, меня или сотрудника полиции? Ни один следователь не возбудит уголовное дело, если не будет уверен, что доведет это дело до суда и выиграет его. И они приняли решение пойти простым путем. Привлекли меня. Получилось следующее.

Когда следователь собирал материал, доказывающий якобы совершение мной преступления в отношении сотрудника ППС, соответственно он параллельно собирал материал, доказывающий тот факт, что около развлекательного комплекса «Белый Медведь» мне никто, никаких ударов не наносил.

Так в первую очередь это прямо доказывают видеозаписи развлекательного комплекса. Потом на суде это и подтвердили более семи свидетелей. Но, несмотря на это, сотрудники полиции утверждают, что телесные повреждения я получил именно в ходе драки около развлекательного комплекса «Белый Медведь». При таких обстоятельствах, напрашивается один логичный вывод: сотрудники полиции дали ложные сведения.

Но сама суть ситуации заключается в том, что, следовательно и приговор, согласно которому я был признан виновным в совершении преступления в отношении сотрудника ППС, основан на ложных сведениях сотрудников полиции. Судья не могла не заметить при просмотре видеозаписей, тот факт, что отсутствует событие преступления в отношении меня, то есть что около развлекательного комплекса меня никто не бил.

Но на ее решение повлияло узаконенное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудника полиции. Она не могла противопоставить приговор апелляционному постановлению судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РМ.

Теперь в настоящее время, отдел дознания не может найти преступника, который якобы меня избил около развлекательного комплекса, и прекратить уголовное дело они так же не могут, потому что это доказывает незаконность приговора и апелляционного постановления. Замкнутый круг.

А что касается материала проверки по избиению меня в отделе полиции, то он был следователем формально заполнен сведениями, которые в принципе не имеют особого значения для разрешения вопроса о нанесении мне телесных повреждений в отделе полиции №3. Так, чисто показать, что проверка не дала положительного результата.

В свою очередь, не теряя времени, я в установленные законом сроки, написал жалобу в ЕСПЧ (Европейский Суд по Правам Человека) в Страсбург. Исходя из ответа с ЕСПЧ, моя жалоба зарегистрирована и будет рассматривать по приложенным к ней материалам.

Итог.

Сломали нос, осудили, а преступники не найдены.

  •  
  •  
  •  
  •  

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ